Григорий Дикштейн

Еще грызем на лавочках
Подсолнухов плоды,
На фортепьянных палочках
Чернильные следы,
И не кружится сажица,
И дышится легко,
А главное, что кажется:
До смерти далеко…

Еще не слышно грохота,
Живет спокойно Брест,
Еще дрожит от хохота
Кинотеатр «Прогресс»,
И небо не расколото,
И в мире тишина…
Лишь завтра скажет Молотов:
Война…

Еще не грязь осенняя
И жив мой старший брат,
Еще без затемнения
Москва и Ленинград,
И «зарево закатное» —
Красивые слова,
И девочка блокадная
Пока еще жива.

И в наших играх немцами
Не названы враги,
Еще в печах Освенцима
Лишь хлеб да пироги…
От Кушки и до Диксона
Такая тишина!
И песня не написана
«Священная война»…

Еще в умах не вяжется
Бессилие полков,
И кажется, всё кажется
До смерти далеко…
И зеленеют кронами
Каштаны у Днепра,
И почта похоронные
Еще не разнесла,

Еще бинты все белые,
Покоем полон дом…
Но ничего не сделаешь
Чтоб не было ПОТОМ…